Матвеев, Геннадий Филиппович

Геннадий Филиппович Матвеев
Gennady Matveyev.jpg
Дата рождения 2 ноября 1943(1943-11-02) (76 лет)
Место рождения Куйбышевская область, СССР
Страна  СССР Россия
Научная сфера история Польши, история западных и южных славян
Место работы Исторический факультет МГУ
Альма-матер МГУ имени М. В. Ломоносова
Учёная степень доктор исторических наук
Учёное звание профессор
Научный руководитель И. М. Белявская
Известные ученики М. М. Кожокин
Известен как заведующий кафедрой истории южных и западных славян истфака МГУ
Награды и премии Офицер ордена Заслуг перед Республикой Польша
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Генна́дий Фили́ппович Матве́ев (род. 2 ноября 1943, Куйбышевская область, СССР) — российский историк. Доктор исторических наук (1992), профессор. С 1991 года — заведующий кафедрой истории южных и западных славян Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Заслуженный профессор Московского университета (2009)[1]. Член Российско-польской группы по сложным вопросам и редколлегии журнала «Славяноведение»[2].

С 1968 года Матвеев занимается историей Польши, главным образом, межвоенного периода. Автор первой в российской историографии биографии Юзефа Пилсудского.

Биография

Геннадий Филиппович Матвеев родился 2 ноября 1943 года в семье Филиппа Пахомовича и Анны Кирилловны Матвеевых. Отец будущего историка, офицер-фронтовик, в своё время принимал участие в Советско-польской войне 1919—1921 годов, в 1920 году сражался под Варшавой, был в плену, а затем не стал возвращаться в Россию и обосновался на востоке Польши. О войне и плене, по словам Матвеева, отец рассказывать не любил. Много лет спустя в интервью польскому СМИ историк упомянет, что многие военнопленные, включая его отца, после освобождения остались в Польше и обзавелись работой или семьёй, но не уточнит, чем именно обзавёлся его отец[3]. Много лет спустя одна из польских газет разовьёт из этого факта историю, будто отец Матвеева женился на польке, и у них родился сын, что на самом деле не соответствовало действительности[4]. Геннадий был младшим ребёнком в семье — кроме него, супруги воспитывали ещё троих детей, двух дочерей и сына[5].

В 1944 году семья перебралась в Здолбунов Ровенской области, куда Филиппа Пахомовича перевели по службе. Во втором отделении военкомата он занимался вопросами репатриации чехов. В 1947 году отца будущего историка назначили председателем колхоза в Миротине, затем — в Пятигорах. В 1950 году мужчина стал заведовать кадрами Здолбуновского кирпичного завода. В том же году Гена поступил в первый класс средней школы № 2 города Здолбунова. По словам школьного приятеля Матвеева, в детстве тот мечтал стать студентом Ленинградского кораблестроительного института — там учился его сосед, периодически приезжавший в Здолбунов на каникулы. Решение поступать на истфак МГУ Гена принял неожиданно, после прочтения в «Комсомольской правде» публикации об этом факультете. Впрочем, вступительные экзамены он сдал только с четвёртой попытки, хотя школу окончил с серебряной медалью — камнем преткновения был экзамен по английскому языку. Поэтому в университет он поступил в 1966 году уже достаточно взрослым человеком, успев перед этим два года проработать в Здолбуновском тепловозоремонтном депо, а затем три года прослужить в армии[6][5].

По воспоминаниям однокурсницы, выпускницы той же кафедры южных и западных славян Татьяны Волокитиной, уже в студенческие годы Матвеев подавал большие надежды. Волокитина вспоминала, что весной 1971 года, выпускаясь из университета, понимала: «Ни о какой конкуренции с однокурсником Геной Матвеевым и изумительно талантливым студентом-вечерником Борей Билуновым — первыми и достойными кандидатами в аспирантуру, конечно, не могло быть и речи»[7]. Вопреки тенденции изучать историю национально-освободительных, рабочих, коммунистических движений, господствовавшей в советской славистике начала 1970-х годов, Матвеев решил исследовать развитие в межвоенный период польской национал-демократии — правого, националистического общественно-политического течения[8]. В 1970—1971 годах он проходил свою первую научную стажировку в Варшавском университете под руководством профессора Анджея Гарлицкого (польск.). В 1971 году Матвеев окончил кафедру истории южных и западных славян, защитив диплом на «отлично» под руководством профессора И. М. Белявской (Тышкевич), польки по происхождению (до этого в её семинаре будущий историк специализировался по истории Польши). В том же году молодой специалист устроился младшим научным сотрудником в Институт славяноведения и балканистики АН СССР, где начал изучать историю послевоенной Польши. По словам друга Матвеева Василия Граба, уже через год, придя к выводу, что изучение истории в этом учреждении «насквозь идеологизировано», молодой специалист «со скандалом порвал с этим институтом»[5]. Он вернулся на исторический факультет МГУ, поступил в очную аспирантуру факультета. Научным руководителем Матвеева вновь стала И. М. Белявская, а научным консультантом — А. Гарлицкий. В 1976 году Матвеев защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата исторических наук по теме «Идейно-политическое и организационное развитие польского буржуазного лагеря национальной демократии в 1921 — первой половине 1927 г.». Посвятить кандидатскую диссертацию зарождению праворадикального течения в лагере польской национальной демократии Матвееву посоветовала Белявская. К моменту защиты работы он уже числился ассистентом кафедры истории южных и западных славян[9]. По поручению профессора В. Г. Карасёва он, совместно с Б. Н. Билуновым, приступил к разработке учебного курса исторической географии славянских стран[10].

Кроме того, на протяжении этого десятилетия Матвеев занимался изучением идеологии аграризма в общеславянском контексте. Результаты своих изысканий он представил в ряде крупных статей, а также положил в основу докторской диссертации, которую защитил в 1992 году. В роли научного консультанта выступил крупный польский историк Юзеф Рышард Шафлик (польск.). В том же году на основе данного диссертационного исследования была опубликована монография Матвеева «Третий путь? Идеология аграризма в Чехословакии и Польше в межвоенный период», в которой рассматривалось развитие идеологии аграрной партии Чехословакии и польского людовского движения между двумя мировыми войнами. В этой работе автор пришёл к выводу, что доминантой в воззрениях аграрных движений был единый подход к крестьянству, за которым признавались уникальная социальная роль (владельца средств производства и труженика одновременно), исключительное место в жизни государства, особые заслуги в сохранении нации[11] В условиях постоянной конфронтации между отдельными группами преподавателей кафедры Матвеев предпочитал дистанцироваться от конфликта, избегая участия в дискуссиях о методологии и научных приоритетах. В ноябре 1991 года коллектив кафедры истории южных и западных славян единогласно избрал Матвеева на должность заведующего кафедрой. По свидетельству З. С. Ненашевой, коллеги Матвеева принимали во внимание, в первую очередь, его личностные качества: «Большинству членов кафедры импонировали его внутреннее достоинство, готовность брать на себя решение встававших перед коллективом проблем, глубокий интерес к делу…»[12]. В 1993 году Матвеев получил учёное звание профессора[13].

Возглавив кафедру, Матвеев столкнулся с принципиально новыми обстоятельствами. Распады Югославии и Чехословакии заставил коллектив кафедры обратить внимание на изучение современной истории Боснии и Герцеговины, Македонии, Словении, Словакии, Хорватии. Из-за резкого ограничения финансирования зарубежные практики, включая так называемые «летние школы» в университетах славянских государств, утратили былой размах, и работа в архивах замкнулась на московских архивных учреждениях. Выделение средств на пополнение библиотечных фондов научными изданиями из-за рубежа практически прекратилось. Несмотря на все трудности, в тяжёлое для кафедры время Матвееву удалось сохранить её коллектив. По мнению З. С. Ненашевой, никаких исключительных мер в этой связи заведующий не принимал, вооружившись тезисом — не мешать работать, заниматься темами, которые избрали для себя сами преподаватели[14].

Научная деятельность

Военнопленные красноармейцы в Польше

В 2003 году Матвеев вошёл в состав коллектива российских и польских историков-архивистов, взявшего на себя подготовку сборника документов и материалов «Красноармейцы в польском плену в 1919—1922 гг.». На вопрос польских журналистов, не является ли вопрос о судьбах советских военнопленных «ответом» на проблему событий в Катыни, историк ответил, что не занимается политикой и никаких директив «сверху» по поводу создания своего рода «анти-Катыни» не получал[3].

В 2004 году Матвеев выступил в качестве ответственного составителя сборника документов и материалов «Красноармейцы в польском плену в 1919—1922 гг.», подготовленного коллективом российских и польских историков. Сборник начинался с двух предисловий, отражающих точку зрения российской и польской сторон соответственно. Первое написал Матвеев. В нём он указал, что, скорее всего, в плену умерло 18-20 тысяч красноармейцев, то есть 12-15 % от общего числа оказавшихся в плену[15]. Спустя шесть лет, в издании «Белые пятна — черные пятна: Сложные вопросы в российско-польских отношениях», которое также стало плодом совместной работы историков двух стран, учёный привёл другие цифры — 25-28 тысяч, то есть 18 %. Видный польский историк Анджей Новак (польск.) раскритиковал Матвеева за это, подчеркнув, что его российский коллега значительно завысил число жертв польских лагерей по сравнению с собственными цифрами 2004 года, не прибегнув ни к каким новым источникам, а лишь изменив принцип подсчёта[16]. В статье 2016 года Матвеев вновь назвал цифру в 25-28 тысяч, то есть 18 %[17].

Биография Пилсудского

Матвеев стал первым зарубежным историком, написавшим научную биографию польского государственного и политического деятеля Юзефа Пилсудского. По признанию самого историка, в процессе работы над ней он «пытался понять Пилсудского как человека, у которого мелкие повседневные дела и заботы, радости и неприятности никогда не заслоняли главной цели, точнее, двух целей, в центре каждой из которых была Польша»[18]. Для написания книги о Пилсудском Матвеев использовал ранее не публиковавшиеся архивные материалы из фондов Российского государственного военного архива, в том числе документы из трофейных польских фондов. Автор предложил новую трактовку некоторых фактов биографии выдающегося деятеля в связи с польской историей, в частности, подверг подверг критическому разбору устоявшиеся в польской и отечественной литературе представления о роли Пилсудского в создании вооружённых формирований, сражавшихся на стороне Центральных держав в период Первой мировой войны, о целях, преследовавшихся «начальником государства» в ходе войн 1919—1920 годов. Наконец, историк предложил новую интерпретацию сущности майского переворота 1926 года, организованного Пилсудским, и более точно определил роль маршала в разработке и принятии польской конституции 1935 года. В заключении к работе учёный охарактеризовал героя книги как человека энергичного, решительного, постоянно готового взять на себя ответственность и принимать решения, готового повести за собой людей, не сдававшегося после ошибок и неудач[19].

Биография была опубликована в 2008 году издательством «Молодая гвардия» в серии «Жизнь замечательных людей»[20]. Как российские, так и польские коллеги встретили книгу положительными отзывами. Ю. А. Борисёнок отметил, что историку удалось осветить множество ярких граней биографии Пилсудского и при этом избежать «уклонов» в ту или иную сторону: «В книге Матвеева, — рассуждал он в своей рецензии на „Пилсудского“, — мы находим лишь профессиональный, объективный, хотя местами и жёсткий анализ, но не обнаруживаем ни малейших следов ни покаянного полонофильства, ни громокипящей полонофобии»[21]. Л. С. Лыкошина, охарактеризовавшая книгу Матвеева как «бестселлер», заметила, что это была удачная попытка создания психологического портрета Пилсудского, проникновения в его внутренний мир[22]. Позитивную оценку «Пилсудскому» также дал историк Андрей Мартынов, обративший внимание на объективность автора[23]. На нейтральный подход Матвеева обратил внимание и польский исследователь Рафал Стобецкий (польск.). Он отметил, что автор относится к герою своей книги с необычной для российского исследователя симпатией, но при этом не избегает критики в его адрес. Одним из минусов работы Матвеева Стобецкий назвал то, что автор обделил вниманием период жизни и деятельности Пилсудского после 1926 года, отведя ему менее четверти страниц книги[24][25]. Позитивную характеристику «Пилсудскому» дал и Ян Ежи Милевский, отметивший, что книга Матвеева даёт российскому читателю «солидное знание о существенном отрезке истории Польши, к тому же переданное абсолютно литературным языком»[26]. Анджей Новак в своей рецензии отметил, что среди российских историков трудно было бы найти более подготовленного к созданию биографии Пилсудского автора, чем Матвеев, но обнаружил в его работе целый ряд упущений. Так, Новак упрекнул коллегу, что тот обошёл тему планов Советской России в войне с Польшей, слишком мало внимания уделил отношениям Пилсудского с Деникиным, а также не написал ни слова о планах создания «третьей России», вынашивавшихся «начальником государства». Без этого, по мнению Новака, политику Пилсудского по отношению к России понять невозможно[27]. То же самое польский исследователь написал на счёт взглядов Пилсудского на политику в отношении национальных меньшинств Польши — Матвеев их никак их не проинтерпретировал. К положительным сторонам Новак отнёс то, что в своей книге Матвеев избежал «карикатурных» (польск. karykaturalny) интонаций и старых советских «штампов», а напротив, опроверг давно сложившуюся «картинку» фигуры Пилсудского, подчеркнув, что Пилсудскому всегда была чужда русофобия, и даже в разделе о Пилсудском-диктаторе предложил читателю взглянуть на него в «человеческом измерении»[28]. Свою рецензию Новак подытожил выводом, что в российской историографии лучшего портрета Пилсудского нет, хотя биография авторства Матвеева и «лишена нескольких важных элементов»[29].

В 2013 году Матвеев выступил ответственным редактором и автором нескольких разделов фундаментального обобщающего труда «Польша в ХХ веке. Очерки политической истории». Комментируя содержание этой работы, историк сказал: «Мы стоим на позициях национальных историографий. Конечно, можно подняться и выше, но, как правило, ничего хорошего из этого не выходит. Мы излагали именно наши мнения, наше понимание. А дальше можно спорить»[30].

Педагогическая деятельность

Г. Ф. Матвеев ведёт семинар на историческом факультете МГУ

Ещё в конце 1980-х годов Матвеев впервые выступил с инициативой читать лекционные курсы по источниковедению и историографии на кафедре истории южных и западных славян по отдельным славянским странам, а также предлагал изменить характер архивной практики, перенеся её в центры с наиболее многочисленными славяноведческими коллекциями. Инициатива о разделении курса источниковедения нашла поддержку среди членов кафедры, но в 1980-е годы реализовать этот замысел не удалось из-за отсутствия необходимой базы и учебного пособия — идея Матвеева нашла своё воплощение уже в XXI столетии[31]. Большое значение Матвеев придавал изданию учебника по истории южных и западных славян, созданного коллективом кафедры. Для издания 2008 года разделы по новой и новейшей истории Польши заведующий кафедрой переписал заново[32]. В заметке 2015 года сам Матвеев относил к своим достижениям то, что кафедре удалось сохранить преподавание истории южных и западных славян как обязательного общего курса на истфаке МГУ, а также продолжить курс на углубление специализации студентов с региона на конкретную страну[33].

К присоединению России к Болонскому процессу Матвеев отнёсся скептически. В статье на эту тему, рассуждая на тему подготовки историков-славистов в МГУ в XXI веке, историк назвал бакалавриат «тем, что когда-то называлось незаконченным высшим образованием», и отметил, что бакалаврская программа «построена на основании средневековых подходов — учить всему понемногу, как бы продолжая и углубляя изучение программы специализированной средней школы»[34].

По состоянию на июль 2016 года под руководством Г. Ф. Матвеева защищено 68 дипломных работ и 16 кандидатских диссертаций. Первым кандидатом наук, защитившимся под руководством историка, в 1988 году стал М. М. Кожокин, будущий главный редактор «Известий» и вице-президент банка ВТБ-24. Он написал диссертацию на тему: «Христианско-демократическое движение в буржуазной Польской Республике (1918—1926)»[35].

Взгляды

Матвеев считает, что поляки и русские должны находить точки соприкосновения в диалоге: «Есть вещи, которые прожиты и пережиты русскими и поляками вместе. Политики приходят и уходят, а остаются народы, которые хотят познавать друг друга»[36]. В большом интервью изданию «Lenta.ru» историк сказал, что на обыденном уровне поляки и русские ничем друг от друга не отличаются, и нормальному развитию российско-польских отношений мешает только антироссийская риторика политиков, обычно обостряющаяся накануне выборов. Более того, Матвеев отметил, что полякам присуще точно такое же имперское мышление, какое свойственно русским, и в этом смысле поляки могут служить русским «зеркалом и примером того, что и через семьдесят, и через двести лет имперские инстинкты никуда не пропадают»[37].

Матвеев критикует апелляции политиков к таким историческим событиям, как Катынский расстрел и гибель советских военнопленных в польском плену: «Я вообще всегда был против того, чтобы политизировать эти сюжеты. На заседаниях польско-российской комиссии по сложным вопросам я постоянно говорил своим коллегам из Польши: „Давайте оставим это историкам, и хватит устраивать на этом политические спекуляции“»[37].

Оценки

Матвеев отвергает господствующий в современной польской историографии термин «Польско-большевистская война» (польск. Wojna polsko–bolszewicka), предпочитая ему понятие «польско-советская» или «советско-польская война». По мнению историка, акцент на «большевизме» искажает сущность конфликта, в основе которого лежала не идеологическая борьба, а территориальная. В 2003 году в интервью изданию «Gazeta Wyborcza» он пояснял свою точку зрения[3]:

По моему мнению, эта война вообще не была идеологической войной. Если взглянуть на неё без национальных предубеждений, то это была война за передвижение границы — естественное продолжение Первой мировой войны. <…> Идеология появилась во второй половине войны. Во время похода со стороны России появилось видение экспорта революции, и одновременно польское руководство ссылалось на защиту западной цивилизации. Но это был спор о передвижении границ. <…> Таково было происхождение этой войны. Никто не говорил в то время ни о каком крестовом походе против большевизма.

По мнению Анджея Новака, Матвеев склонен создавать образ «равновесия» сторон в польско-советских отношениях. Польский исследователь критикует тезис Матвеева о том, что советская сторона в 1920 году, планируя советизацию этнической Польши, делала то же самое, к чему стремился Пилсудский в 1919 году. «Шёл ли когда-либо Пилсудский на Москву, угрожал политическому (и этническому) центру России?» — задаётся вопросом Новак[16].

Библиография

  • Матвеев Г. Ф. «Третий путь?»: Идеология аграризма в Чехословакии и Польше в межвоенный период. — М.: Издательство МГУ, 1992. — 239 с.
  • Матвеев Г. Ф. Пилсудский. — М.: Молодая гвардия, 2008. — 474[6] с. — (Жизнь замечательных людей). — ISBN 978-5-235-03126-5.
  • Матвеев Г. Ф. Общественно-политическое состояние деревни в Российской Федерации // Dzieje partii i stronnictw chłopskich w Europie. — Pułtusk-Warszawa, 2007. — Т. 2. W podzielonej Europie.
  • Матвеев Г. Ф. Agraryzm i liberalizm. Z historii stosunków wzajemnych (Аграризм и либерализм. Из истории взаимоотношений) // Liberalizm w Europie. — Łódź, 2008.
  • Матвеев Г. Ф. Вопросы развития польского сельского хозяйства и крестьянского движения на страницах журнала «Аграрные проблемы» 1927—1935 // Zeszyty wiejskie. — Łódź, 2008. — № 13.
  • Матвеев Г. Ф. Чем живут историки-слависты Московского университета в начале XXI в. (рус.) // Славянский альманах. — М.: Индрик, 2015. — № 1-2. — С. 405—409. — ISSN 2073-5731.

Литература

  • Nowak A. Giennadij Matwiejew, Piłsudski, seria Żyzn’ Zamieczatielnych Ludiej, Mołodaja Gwardija, Moskwa 2008, 474 strony [recenzja] (польск.) // Polski Przegląd Dyplomatyczny. — 2009. — Nr 4-5. — S. 191—199. — ISSN 1642-4069.
  • Горизонтов Л. Е., Носкова А. Ф. К юбилею Геннадия Филипповича Матвеева (рус.) // Славяноведение : журнал. — 2003. — № 6. — С. 119—120. — ISSN 0132-1366.
  • Историки-слависты. Книга 10. Славянский мир профессора Матвеева / Отв. ред.: Ю. А. Борисёнок, А. Н. Литвинова, З. С. Ненашева. — М.: ООО «Родина-медиа», 2013. — С. 5—9. — 462 с.
  • Ненашева З. С. О нашем юбиляре // Историки-слависты. Книга 10. Славянский мир профессора Матвеева / Отв. ред.: Ю. А. Борисёнок, А. Н. Литвинова, З. С. Ненашева. — М.: ООО «Родина-медиа», 2013. — С. 5—9. — 462 с.
  • Ненашева З. С. Университетская историческая славистика двух последних десятилетий: зарисовка к славному юбилею Г. Ф. Матвеева // Историки-слависты. Книга 10. Славянский мир профессора Матвеева / Отв. ред.: Ю. А. Борисёнок, А. Н. Литвинова, З. С. Ненашева. — М.: ООО «Родина-медиа», 2013. — С. 10—21. — 462 с.

Примечания

  1. Награды сотрудников Исторического факультета Московского государственного университета. Сайт исторического факультета МГУ.
  2. Редакционная коллегия журнала «Славяноведение». Сайт Института Славяноведения РАН.
  3. 1 2 3 Wroński P., Lewandowska I. Jak zginęli sowieccy jeńcy 1920 roku? (польск.). Gazeta Wyborcza (31 августа 2009).
  4. Tumiłowicz B. Polska-Rosja w podręcznikach (польск.). Tygodnik «Przegląd» (26 января 2011).
  5. 1 2 3 Граб В. Історик Геннадій Матвєєв (укр.). «Нове життя». Здолбунівська районна громадсько-політична газета (1 июля 2011).
  6. Профиль Г. Ф. Матвеева на сайте издательства «Молодая гвардия». gvardiya.ru.
  7. Волокитина Т. В. Мой учитель Любомир Борисович Валев // Как это было… Воспоминания сотрудников Института славяноведения. — М.: Институт славяноведения РАН, 2007. — С. 150. — 280 с. — ISBN 978-5-7576-0208-0.
  8. Горизонтов, Носкова, 2003, с. 119.
  9. Ненашева; «О нашем юбиляре…», 2013, с. 5.
  10. Матвеев Г. Ф., Кузьмичёва Л. В. Виктор Георгиевич Карасев (1922—1991). Сайт исторического факультета МГУ.
  11. Ненашева З. С. Исторический очерк кафедры южных и западных славян. Сайт исторического факультета МГУ.
  12. Ненашева; «Университетская историческая славистика…», 2013, с. 10—11.
  13. Ненашева; «О нашем юбиляре…», 2013, с. 6.
  14. Ненашева; «Университетская историческая славистика…», 2013, с. 12—13; 17.
  15. Матвеев Г. Ф. Предисловие российской стороны // Красноармейцы в польском плену в 1919—1922 гг. Сборник документов и материалов. — М.: Летний сад, 2004. — С. 14. — 912 с. — ISBN 5-94381-135-4.
  16. 1 2 Lazari A. de, Nowak A. Dwugłos o książce: Białe plamy – czarne plamy. Sprawy trudne w polsko-rosyjskich stosunkach (1918–2008), red. A. D. Rotfeld, A. W. Torkunow, Polsko-Rosyjska Grupa do Spraw Trudnych, PISM, Warszawa 2010, s. 907 (польск.). Polska — Rosja. Trudny dialog. № 673. Znak (2011, czerwiec).
  17. Матвеев Г. Ф. Трагедия красноармейцев в польском плену (рус.) // Живая история : журнал. — 2016. — № 5 (12). — С. 43.
  18. Матвеев, 2008, с. 450.
  19. Матвеев, 2008, с. 451.
  20. Книги, изданные сотрудниками Исторического факультета в 2008 г. (Выдержка из научного отчета Исторического факультета МГУ). Сайт исторического факультета МГУ.
  21. Борисёнок Ю. А. Замечательный человек Пилсудский (рус.) // Родина : журнал. — 2008. — № 11. — С. 86. — ISSN 2309-1258.
  22. Лыкошина Л. С. Первый маршал Польши (рус.) // Столетие : интернет-газета. — 2009-01-16.
  23. Мартынов А. Маршал в трамвае (рус.) // Русский журнал : сетевой журнал. — 2008-11-06.
  24. Stobiecki R. Giennadij F. Matwiejew, Piłsudskij, Wydawnictwo «Mołodaja gwardija», Moskwa 2008, ss. 474: [recenzja(польск.) // Dzieje Najnowsze. — 2012. — Nr 44/2. — S. 202—206. — ISSN 0419-8824.
  25. Стобецкий Р. Рецензия на книгу Г. Матвеева «Пилсудский» (рус.) // Славяноведение : журнал. — 2011. — № 3. — С. 102—104. — ISSN 0132-1366.
  26. Milewski J. J. Gennadij Matwiejew, Piłsudskij, Wyd. Mołodaja Gwardija, Moskwa 2008, s. 474 [recenzja(польск.) // Biuletyn historii pogranicza. — Białystok, 2009. — Nr 10. — S. 125—126. — ISSN 1641-0033.
  27. Nowak, 2009, s. 196—197.
  28. Nowak, 2009, s. 193, 198.
  29. Nowak, 2009, s. 199.
  30. Российские учёные представили обобщающий труд по истории Польши в ХХ веке. ИА REGNUM (20 февраля 2013).
  31. Ненашева; «Университетская историческая славистика…», 2013, с. 11—12.
  32. Ненашева; «Университетская историческая славистика…», 2013, с. 20—21.
  33. Матвеев, 2015, с. 408.
  34. Матвеев, 2015, с. 407.
  35. Страница Г. Ф. Матвеева на сайте «ИСТИНА». Интеллектуальная Система Тематического Исследования НАучно-технической информации (ИСТИНА).
  36. Ян Кухажевский: Исторические судьбы России. Сайт фонда «Российско-польский центр диалога и согласия».
  37. 1 2 Мозжухин А. «У поляков такое же имперское мышление, что и у русских». Историк Геннадий Матвеев о том, когда улучшатся российско-польские отношения. Лента.ру (2 марта 2015).

Ссылки