Михаил Ракитин

Михаил Ракитин
Tazavrovsky as Rakitin (1912) (cropped).jpg
Владимир Васильевич Тезавровский в роли Михаила Ракитина в постановке МХТ 1910 года
Создатель Фёдор Михайлович Достоевский
Произведения Братья Карамазовы
Пол мужской

Михаил Осипович Ракитин — персонаж романа Фёдора Михайловича Достоевского «Братья Карамазовы».

В романе

Михаил Ракитин на момент событий романа является семинаристом, однако, не собирается становиться священником. Он хочет стать литератором и прославиться, что было весьма распространенным желанием среди семинаристов из бедных семей[1].

Ракитин скрывает, что является двоюродным братом Грушеньки. По просьбе сестры он приводит к ней Алёшу Карамазова, однако, просит за эту услугу двадцать пять рублей. Одновременно он задумывает пустить по городу слух об этом событии. Ракитин ожидает увидеть «позор праведного» и «падение» Алёши «из святых в грешники». Однако, Алёша скорбит о смерти старца Зосимы, поэтому план Ракитина не удаётся[2].

По дороге от Грушеньки Ракитин пытается рассказывать гадости про неё с Дмитрием, однако, Алёше это безразлично. «Ракитина вдруг что-то укололо, точно ранку его свежую тронули пальцем» — описывает Достоевский его реакцию на поведение Алёши[2].

Ракитин чувствует презрение со стороны прочих персонажей романа, поэтому хочет покинуть монастырь и отправиться в Петербург, чтобы стать литератором. Ему хочется исправить ситуацию, при которой на него смотрят свысока. После убийства Фёдора Карамазова ему приходит в голову используя теорию о том, что среда порождает преступника, написать работу: Дмитрию «нельзя было не убить, заеден средой»[3].

Характеристика

Филолог Моисей Альтман охарактеризовал Михаила Ракитина как видного, но не центрального героя романа «Братья Карамазовы»[4].

Исследователь русской литературы Кэнноскэ Накамура, многие годы занимавшийся изучением творчества Фёдора Михайловича Достоевского, охарактеризовал Ракитина как «прожжённого проходимца, озабоченного только своими расчётами» и в то же время обладающего некоторым чувством достоинства. После случая с посещением Грушеньки он не желает знаться с Алёшей[5].

Ракитин легко сходится с людьми, когда это в его интересах, но всегда настолько осторожен, что в итоге остается один без друзей. Он понимает свою «бесплодную сущность», в нём нет света, он «незначителен и мелок», поэтому ему легко использовать других людей[3].

Ракитин умеет общаться с людьми, распознавая важное в них. Помещица Хохлакова считала его «за самого благочестивого верующего молодого человека — до того он умел со всеми обойтись и каждому представиться сообразно с желанием того, если только усматривал в сем малейшую для себя выгоду». Хорошо отзывался о нём и следователь. В то же время, Дмитрий говорит: «Карамазовы не подлецы а философы», а Ракитин — «не философ, а смерд»[6].

Накамура делает вывод, что появление в романе Ракитина характерно для того времени, когда такие «философы», как Карамазовы, озабоченные женщинами и вопросами вечности, становятся ненужными. Постепенно появляется новый тип героя — «человек, думающий о том, как ему лучше устроиться в этом мире, расчётливый, въедливый, реалистически мыслящий». Таким образом, Ракитин в романе олицетворяет новую, современную Россию. Несмотря на то, что подобный образ неприятен, именно такие люди постепенно наполняют страну, обеспечивая направление пути России[7].

Прототип

Среди прототипов персонажа исследователи называют крупных публицистов и журнальных деятелей Григория Евлампиевича Благосветлова и Григория Захаровича Елисеева; поэта-сатирика и переводчика Дмитрия Дмитриевича Минаева, публициста и педагога Михаила Васильевича Родевича[4].

Филолог Моисей Альтман отмечает, что Ракитин является двоюродным братом Грушеньки Светловой, что может указывать на Благосветлова. Указывая лишь раз эту фамилию в ходе судебного заседания Достоевский рекомендует обратить на неё внимание. В то же время имя Михаил может указывать на Родевича, а имя и фамилия вместе на персонажа комедии Тургенева «Месяц в деревне» — Михаила Ракитина. Комедия была весьма популярна во время написания романа, поэтому с учётом совпадения жизненных ситуаций персонажей в обоих произведениях, совпадение имён не выглядит случайностью[8].

Ещё одним прототипом мог послужить однофамилец из рассказа «Странная история» Якова Буткова. Начало рассказа, характер героя, окончание рассказа совпадают с аналогичными параметрами истории Ракитина в романе Достоевского. Альтман подчеркнул практичность обоих персонажей, а также тот факт, что Достоевский знал Буткова и следил за его рассказами[9].

Примечания

Литература

  • Альтман, М. С. Достоевский. По вехам имен. — Саратов: Издательство Саратовского университета, 1975. — 280 с.
  • Накамура, К. Словарь персонажей произведений Ф. М. Достоевского. — Санкт-Петербург: Гиперион, 2011. — 400 с. — ISBN 978-5-89332-178-4.